Спутник

398 194 подписчика

Свежие комментарии

  • Катя Трънчева
    ТОЧНО!!!Яков Кедми описал...
  • Борис Виленский
    Кедми прав на 100%. Благодушие, сострадание, терпимость и доброта вредят России. Надо на время стать злыми , безжалос...Яков Кедми описал...
  • radiofree RF
    Не делай добра,не получишь зла.Яков Кедми описал...

Ученые стоят на пороге изобретения лекарства от болезни Альцгеймера

До сих пор болезнь Альцгеймера, Всемирный день борьбы с которой отмечается 21 октября, считалась неизлечимой. И вот случился прорыв: разработан новый класс препаратов, способных замедлять прогрессирование болезни, если она выявлена на ранней стадии. Событие столь революционное, что американское управление по контролю за оборотом лекарств (FDA) присвоило этим препаратам класс «прорыва в терапии» даже до окончания клинических исследований, что бывает крайне редко.

Но в Россию инновационный препарат вряд ли поступит

Ученые говорят, что это только начало: вот-вот наступит момент, когда появятся лекарства, излечивающие от Альцгеймера полностью. Печаль лишь в том, что перспективы прихода этих инноваций в Россию весьма туманны.

Болезнь Альцгеймера — прогрессирующее заболевание головного мозга, характеризующееся снижением памяти, речевых навыков и когнитивных функций, а также изменениями в настроении и поведении. С ней сталкивается едва ли не каждая семья в мире, этой самой распространенной формой деменции (60–80% случаев) страдают более 55 миллионов человек, а к 2030 году их число, по прогнозам, достигнет 78 миллионов. Ежегодно БА диагностируется примерно у 10 миллионов человек.

Известно, что биологические изменения в головном мозге начинаются за десятки лет до того, как появятся первые симптомы болезни. Одна из самых распространенных теорий возникновения БА амилоидная. Впервые отложения бета-амилоидного белка (амилоидные бляшки) в головном мозге больных с деменцией описал врач Императорской медико-хирургической академии С.А.Беляков еще в 1887 году, впоследствии ученые не раз подтверждали связи между накоплением амилоидных бляшек в мозге и снижением когнитивных функций.

Многие годы велись исследования препаратов, которые могли бы подавить продукцию этого белка, однако особых успехов не было, в связи с чем теорию не раз подвергали сомнению. Однако результаты многолетних исследований наконец увенчались успехом — сейчас в фокус внимания ученых попали моноклональные антитела, уже зарекомендовавшие себя в лечении онкологических и ревматических заболеваний.

Несколько антител к бета-амилоиду находятся на третьей стадии клинических исследований в США и Швейцарии, а одно, исследование которого завершится в конце этого года, уже получило статус «прорыв в терапии», который присвоило Управление США по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами (FDA). Статус прорывной терапии получают лекарственные средства для лечения серьезных или жизнеугрожающих заболеваний, которые, по предварительным научным данным, способны существенно улучшить состояние пациентов по сравнению с препаратами, ранее получившими полное одобрение FDA.

Обозреватель «МК» принял участие в Международной онлайн-конференции «Переосмысление болезни Альцгеймера: изучение сложностей клинических исследований», где ведущие ученые в области болезни Альцгеймера рассказали о последних достижениях в диагностике и терапии заболевания. Профессор Бруно Веллес из Университетского госпиталя в Тулузе, руководитель клинического центра исследований болезни Альцгеймера, посвятил этой теме 35 лет.

«В прошлом у нас была лишь симптоматическая терапия, которая не влияла на течение заболевания. Но основной целью было найти препараты, влияющие на биологию прогрессирования болезни. Сначала мы исследовали пациентов на тяжелых стадиях БА, с множественными очагами в головном мозге. А в 2010-х годах занялись поиском биомаркеров ранней диагностики и выяснили, что многие пациенты на ранних стадиях имеют амилоидную сигнатуру. Тогда начался поиск таргетной терапии, способной предотвратить прогрессирование заболевания, и сегодня появился класс антиамилоидных препаратов», — рассказывает Бруно Веллес.

Как отмечает глава направления неврологических исследований биотехнологической корпорации, доктор Рашель Дуди, автор более 200 работ по терапии БА, ученые пытались воздействовать и на другие биомаркеры заболевания кроме амилоидов: фибрины, бляшки, предшественники амилоидов реактивные процессы в головном мозге — в качестве мишеней для таргетных препаратов. Пока эффективность показали только антиамилоидные средства, но сегодня область исследований в целом сместилась в сторону ранней стадии болезни и даже ее профилактики.

«Конечно, мы еще какое-то время будем видеть пациентов с тяжелыми стадиями. Однако в скором времени болезнь начнут лечить на ранних стадиях, и в этой ситуации важно обеспечить доступность терапии всем. Кроме того, нужно обеспечить и доступность ранней диагностики БА», — говорит Рашель Дуди.

«Мы видим невероятную революцию в науке. Мы пытаемся разработать тесты с использованием рутинного анализа крови, чтобы выявлять первые признаки болезни у бессимптомных пациентов. Пока эволюция такого уровня не достигла, но цель мы поставили. Например, сегодня мы определяем повышенный риск инфарктов по уровню холестерина и наличию бляшек, то же самое будет с болезнью Альцгеймера», — говорит профессор Веллес.

В мире уже появились тесты на биомаркеры крови для выявления амилоидной патологии. По их результатам болезнь подтверждают с помощью позитронно-эмиссионной томографии или с помощью исследования спинномозговой жидкости. «Сейчас мы знаем правильный пул пациентов, правильные биомаркереры, однако нужно продолжать поиск мишеней, которые помогут оценить прогрессирование болезни», — считает профессор Веллес. Задачи на будущее — выявлять заболевание у бессимптомных пациентов. По данным ученых, средний возраст наступления легких когнитивных нарушений 55 лет. И сегодня все больше пациентов имеют этот риск.

Как говорит специалист в области диагностики, доктор Брюс Джорджан, сегодня в мире используется более 75 тысяч диагностических инструментов для выявления амилоидных патологий, однако такая диагностика малодоступна даже в Европе, тестирование надо расширять. Например, есть анализы крови, которые выявляют наличие амилоида, который представляет риск: подтверждение амилоидной патологии клинически важно для постановки диагноза болезнь Альцгеймера. Есть маркеры нейровоспаления фибрины, которые говорят о его прогрессировании в головном мозге. И ученые работают над созданием новых тестов, которые позволят назначать персонализированное лечение.

По словам главы департамента развития ранних исследований в области неврологии и редких заболеваний американской биотехкомпании доктора Джефри Кетчера, ведется активный поиск антител, влияющих на амилоиды: «Проходят годы с того момента, как амилоид начинает формировать многомерные бляшки и воспаление. Терапия, которая таргетно воздействует на амилоид, снижает прогрессирование заболевания. Бета-амилоид существует в разных формах в головном мозге, и каждая молекула против них уникальна. Задача ученых сегодня выявление пациентов с определенным типом амилоидной патологии в головном мозге, которые получат максимальную терапию».

Эксперты подчеркивают, что новые лекарства достоверно снижают уровень амилоида в головном мозге у пациентов на ранних стадиях болезни, однако только с течением времени можно будет оценить, позволит ли это полностью избавиться от симптоматики и добиться победы над болезнью.

«Очистить головной мозг от амилоида — одна история, но получим ли мы регресс заболевания — другой вопрос», — говорят ученые. «Клинический исход пациентов — самый важный вопрос. Пациент не очень понимает, что такое бета-амилоид, но он хочет улучшения состояния и излечения от симптоматики. Новая группа препаратов — только первый шаг. Это пока еще не излечение Альцгеймера, просто пациенту дается возможность сохранения когнитивных функций, сохранения памяти, возможности ухаживать за собой. До полного излечения еще далеко, но мы на правильном пути», — говорит Бруно Веллес. «Мы все ближе к эре терапии, которая меняет течение заболевания», — говорит Брюс Джорджан.

Ученые уверены, что будущее за комплексной терапией, которая будет сочетать разные способы лечения, воздействующие на разные мишени. То есть врачи будут индивидуальным образом комбинировать разные виды терапии, чтобы атаковать болезнь со всех сторон.

Перспективы доступа прорывных лекарств в Россию пока очень призрачные. Ученые отмечают, что мечтают о том дне, когда они будут доступны всем нуждающимся, но возможности доступа нашей страны к революционной терапии прокомментировать не смогли. Напомним, что многие фармкомпании уже отказались регистрировать в России свои новые разработки.

Читайте самые актуальные комментарии политиков, экономистов, экспертов и политологов здесь.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх