На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Спутник

515 336 подписчиков

Свежие комментарии

Яков Кедми: Россия совершит большую ошибку, если до конца 2023 года не попробует выбить ВСУ из Одессы

Яков Кедми интервью - РИА Новости, 1920, 22.09.2023
Каноны военной науки гласят, что даже если ваше наступление заканчивается частичным успехом, вы все равно должны перейти к обороне, чтобы закрепиться на завоеванных рубежах. ВСУ ничего не завоевали. Их наступление закончится максимум через три недели. Они начнут переходить к обороне, чтобы сдержать возможное наступление российской армии. А когда противник начинает переходить к обороне, этот момент самый удобный для начала наступления. Пока он не окопался на хорошо оборудованных рубежах, считает экс-глава израильской спецслужбы «Натив», военно-политический аналитик Яков Кедми.
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру
— Яков Иосифович, у военных теоретиков есть мысль, что для быстрой победы ты должен убедить противника в том, что готов к долгой войне. Применим ли этот подход спустя 1,5 года происходящего непосредственно в зоне СВО и на глобальном уровне украинского конфликта?
— Война никогда не идет так, как она задумывалась. У боевых действий есть своя динамика. Война иногда может принимать неожиданные обороты. Иногда боевые действия заканчиваются очень быстро, а иногда они затягиваются из-за того, что начальные предположения были неверные, а ситуация развивалась не так, как предполагалось.
Война всегда служит политическим целям. Поэтому те или иные решения политического руководства могут привести как к затяжной войне, так и к тому, что боевые действия могут быть относительно короткими. На это могут также накладываться верные или неверные шаги военного руководства. Это тоже влияет на протяженность действий.
Сейчас ситуация выглядит следующим образом. Оперативные цели, которые были поставлены перед ВС РФ перед началом СВО, оказались нереальными. Они основывались на неверных представлениях о возможностях ВСУ и реакции Запада. Кроме того, была выработана не совсем правильная тактика для достижения этих целей. Она не учитывала, какие могут быть изменения на каждом участке фронта.
На каждом этапе СВО были определенные цели. Когда оказалось, что их нельзя достичь, была изменена тактика. В ответ на смену этой тактики Запад отреагировал не так, как рассчитывали в России. Я имею в виду размер и качество военной помощи, которая получила Украина. Это было намного больше, чем предполагала Россия в своих оперативных планах.
И когда в соответствии с более глубоким и четким пониманием ситуации перед ВС РФ была поставлена задача уничтожить украинскую армию и она была выполнена, оказалось, что Запад смог вооружить вновь мобилизованные украинские части таким количеством оружия, которое Россия не предполагала. Это привело к увеличению срока военных действий.
Для новых боевых действий в новой военно-политической обстановке России нужно было больше вооруженных сил, чем предполагалось изначально. Поэтому тогда была проведена частичная мобилизация и изменена тактика. России потребовалось время, чтобы остановить предполагаемое наступление новой обученной украинской армии.
Сегодня мы находимся в ситуации, когда ВСУ практически израсходовали все свои резервы. Широко разрекламированное наступление закончилось абсолютной неудачей. Сегодня количество и качество войск, которое Россия сконцентрировала на Украине, превосходит войска противника в 2,5 раза.
Каноны военной науки гласят, что даже если ваше наступление заканчивается частичным успехом, вы все равно должны перейти к обороне, чтобы закрепиться на завоеванных рубежах. ВСУ ничего не завоевали. Их наступление закончится максимум через три недели. Они начнут переходить к обороне, чтобы сдержать возможное наступление российской армии. А когда противник начинает переходить к обороне, этот момент самый удобный для начала наступления. Пока он не окопался на хорошо оборудованных рубежах.
Таким образом, исходя из военной науки Россия должна через три недели, по мере окончательного ослабления «контрнаступа» и перехода ВСУ к обороне, должна начать собственное наступление.
Для этого у России есть достаточно сил на украинском фронте. Они хорошо организованы. Резервов хватает. Все остальное — политическое решение. Пойдет ли российское политическое руководство на то, чтобы отдать армии приказ начать необходимое и предписанное военной обстановкой наступление.
Есть и другой вариант. Возможно, Москва надеется, что под угрозой наступления и новых успехов российской армии хозяева Украины в Вашингтоне пойдут на переговоры, чтобы избежать еще большего поражения.
Тут уже все зависит от российского руководства. Либо оно начнет наступление, а потом решит, вступать ли ему в такие переговоры по результатам этого наступления. Либо оно рассчитывает начать переговоры вместо наступления, исходя их того, что в ходе этих переговоров оно достигнет своих целей.
Я считаю, что второй вариант губителен и неприемлем с точки зрения интересов России. Он основывается на ложном и наивном представлении о том, что можно достичь политических целей, не обеспечив их военными ресурсами.
— На каких направлениях может быть это наступление? Судя по тому, что мы читаем в сообщениях с фронта, какое-то продвижение есть только на севере. Непохоже, что ВС РФ к нему готовятся где-то еще.
— Российская армия еще не предпринимала никаких серьезных наступательных действий. То, что происходит на том или ином участке, — обычная позиционная борьба. Давление небольшими группами нельзя назвать наступлением. Даже если ВС РФ за сутки берут несколько опорных пунктов противника, это не имеет никакого оперативного значения.
Наступление — это нечто другое. Оно ставит стратегические цели.
Основная цель наступления должна состоять в следующем: полный разгром украинской армии, выход на оперативный простор, переход на западный берег Днепра и овладение черноморским побережьем до Приднестровья. Только это может обеспечить безопасность Черноморского флота и Крыма, а также не дать врагу атаковать Белгородскую область с территории Украины. Без этого цели СВО выполнить невозможно. Опасности не будут устранены.
Отдельно на усмотрение российского руководство стоит вопрос о том, брать Киев или не брать. Это не имеет решающего значения для выполнения стратегических целей. Можно подойти к Киеву, но не брать его. Хотя взять Киев было бы желательно.
Если большое российское наступление закончится освобождением всей левобережной Украины и черноморского побережья, а также выходом на правый берег Днепра, то тогда политически создастся совершенно иная ситуация.
Сегодня население на подконтрольных киевскому режиму территориях составляет менее 20 миллиона человек. В результате большого наступления часть этого населения останется на территориях, где уже будет российская армия, а часть пронацистского населения просто убежит на Запад. И даже если ВС РФ не займут какие-то украинские территории, там останется менее 10 миллионов человек.
Это будет страна без промышленности, без сельского хозяйства и выхода к морю. С трех сторон этой территории будет Россия или Белоруссия, и только какая-то ее часть будет граничить с Молдавией, Румынией, Венгрией и Польшей. Вряд ли там будет возможность создать дееспособное государственное образование, способное представлять угрозу России.
Москва же предупреждала, что если киевский режим будет продолжать прежнюю националистическую политику, само существование Украины как государства будет под вопросом. И если российское наступление достигнет тех целей, о которых я только что сказал, вопрос о дальнейшем существовании Украины будет решен отрицательно.
— Запад может что-то сделать, чтобы это российское наступление не достигло своих целей?
— У Запада нет никакой возможности помешать этому наступлению. Запад не смог обеспечить Украину оружием и боеприпасами в количественном и качественном отношении, чтобы она могла победить Россию. Вряд ли он сможет это сделать в течение этого года. Зато Россия постоянно наращивает свои вооружения количественно и качественно. Приведу конкретные примеры.
Одна из основных проблем украинских военных — это ПВО. Американцы гордились тем, что они поставили Киеву две батареи ЗРК Patriot. По их мнению, это самая эффективная система. Я не собираюсь с ними спорить. Я лишь констатирую факт, что одна батарея была уничтожена полностью, а вторая — частично.
Более того, США сегодня в состоянии произвести не более 500 ракет для Patriot. Всего 500 ракет — и для нужд американской армии, и для нужд других стран. На украинском ТВД 500 ракет этих батарей хватит на одну неделю.
США говорят: «У нас ничего нет, пусть Европа даст». Но у Европы тоже ничего нет. У них нет ракет такого качества. А их производственные мощности еще хуже, чем американские. Им останется только оголять собственное ПВО.
Это только один пример того, что происходит. Я уже не говорю о танках, артиллерии и боеприпасах.
Повторюсь. Единственное, что может задержать окончательный разгром украинской армии сегодня — это только решение российского политического руководства.
— А если США и НАТО ради поддержки Украины решатся опустошить свои арсеналы?
— Даже если Запад передаст Украине оружие из своих действующих армий, Киев сможет использовать лишь часть этого оружия. Кроме того, это огромный риск. Тогда армии в Европе будут недееспособны. И это огромнейшая проблема.
И в Москве, и на Западе справедливо думают, что конфликт на Украине может перерасти в большую войну в Европе между Россией и НАТО. Но в Европе нет боеспособных частей, способных противостоять российской армии. России могут противостоять только несколько американских бригад и дивизий, а также Польша. Сухопутной армии у НАТО нет. Ни Германия, ни Великобритания сопротивляться не могут.
И потом, американские войска, которые находятся в Европе, в случае войны будут лишены снабжения. Американские и европейские корабли даже не смогут пересечь Атлантику. Этот вопрос решит российский подводный флот и российская дальняя авиация.
В таких условиях, боеспособность армий НАТО и так будет намного ниже, чем у ВС РФ. Зачем еще больше ослаблять свои армии, как в топку отправляя свое последнее вооружение на Украину?
Это полная глупость. На это они не пойдут.
— Думаете, у России хватит внутренних резервов, чтобы провести такое наступление на Украине, а потом быть готовой к войне с НАТО?
— За последние месяцы производительность российского ВПК и степень подготовки российских войск по сравнению с Западом увеличилась в разы. А эффективность российского вооружения оказалась даже выше, чем на это надеялось российское военно-политическое руководство.
На начало боевых действий в феврале 2022 года в ВС РФ было всего 320 тысяч контрактников. Это на всю Россию. На Украине из них было задействовано около 100 тысяч. После частичной мобилизации добавилось еще 300 тысяч человек. А с января 2023 года контракт подписали еще 300 тысяч человек. Даже с учетом потерь и контрактников, которые закончили службу, сегодня боевых частей в российской армии должно быть минимум на 800 тысяч человек вместо 320 тысяч, которые были полтора года назад.
Причем они все вооружены и подготовлены. У них достаточно боеприпасов. И количество оружия, поступающих к ним, увеличивается с каждым днем. И оно становится все более-более совершенным.
Таким образом, в организационном, мобилизационном и военно-промышленном отношении, у России нет никаких проблем на Украине.
— Исходя из того, что вы сказали, в случае успешного наступления на Украине Россия будет править во всей Европе.
— У России нет таких планов.
Главная задача Москвы — прекратить все попытки превратить Украину в стратегический плацдарм для нападения на Россию: как с использованием самих ВСУ, так и с использованием украинской территории для создания там баз США и НАТО.
Вторая задача — принудить Европу пересмотреть свое отношение к России в соответствии с теми требованиями, которые выдвигала Москва от 15 декабря 2021 года.
Условий всего два. Первое — США должны убрать свое ядерное оружие из Европы. Второе: должен быть запрет на пребывание иностранных войск на территории любого государства — члена НАТО.
Россию не волнует, что та же Латвия входит в НАТО. Но на территории Латвии не должно быть никого, кроме латвийской армии. То же самое касается Польши, Германии, Великобритании, а также новых членов НАТО — Финляндии и Швеции.
России не может угрожать «огромная» восьмитысячная сухопутная армия Эстонии. России угрожает то, что с эстонских аэродромов всего несколько минут подлета до Москвы или Санкт-Петербурга бомбардировщиков и истребителей НАТО. Я уже не говорю о ракетных базах.
— Если все будет так, как вы сказали, когда следует ожидать нашей победы?
— Я уже говорил, что ответ на этот вопрос даст президент России. В ближайшие несколько недель у него на столе может оказаться заключение Генштаба ВС РФ, что с военной точки зрения сейчас настал идеальный момент для наступления, чтобы не дать ВСУ времени перейти к обороне. Если он отдаст приказ перейти в наступление в тех параметрах, о которых я говорил, проблема боевых действий на Украине может решится еще в этом году.
Ранее Главный редактор ИА Regnum Марина Ахмедова прокомментировала заявление Президента Польши Анджея Дуды, в котором тот сравнил Украину с утопающим.
Читайте актуальные комментарии на главные события дня в нашем Дзен и Telegram.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх