На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Спутник

508 860 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Платов
    Взаимно. лечись - авось поможет, но - навряд ли. ...Санитары тут безсильны - врачи - тем более .Мужайся дебилоид. Мож...Захар Прилепин: К...
  • татьяна суханова
    Да пусть едут. Они много задолжали народу, купаясь в богатстве в то время, когда ребята свои жизни отдавали за и их ,...Юрий Кот: Сколько...
  • Владимир Сабакарь
    Да мне лично всё равно по какой причине, кто  и как  из современных политиков оказался у власти, просто параллельно. ...Дмитрий Медведев:...

Захар Прилепин: С необычайным интересом изучил список самых любимых русским народом поэтов XX века

С необычайным интересом изучил список самых любимых русским народом поэтов XX века.

Что добавлю в качестве неприхотливых заметок по этому поводу.

1. Сергей Есенин остается и в XXI веке - любимым голосом нации. Это невероятно. Он был бы счастлив.

2. Есенин и Маяковский соперничали при жизни, и славное их соперничество продолжается по сей день. В 90-х казалось, что время насквозь «советского» Маяковского прошло, но это не так. Маяковский не просто остается гениальным и любимым лириком русских людей: Маяковский еще и мощнейший антибуржуазный, советский бренд, мировой поэтический новатор. Само лицо его в истории XX века - стоит в одном ряду с портретами Хэма и Че.

3. Вообще знаменательно, что несмотря на в чем-то верную, в чем-то навязчивую, вульгарную и подлую переоценку истории СССР, самыми любимыми народными поэтами остаются те, что приняли революцию 1917 года (Есенин, Маяковский, Блок). Ни Мережковский, ни тем более Гиппиус, ни Ходасевич, ни Георгий Иванов, ни Адамович, ни Иван Елагин - в этот список не попали.

4. Забавно (стараюсь говорить без злорадства), что в список не попал и Борис Пастернак, которого наша прогрессивная публика 30 лет тянула, норовя выставить впереди «пастушка» Есенина и «продавшего свой талант химере» Маяковского. Тянула-тянула, а в желаемой мере так и не прижился.

5. Нет и Булата Окуджавы, которого один наш бывший коллега норовил дотянуть до уровня Блока. Безобразные, прямо говоря, высказывания Окуджавы по поводу расстрела Дома Советов и необходимости памятника Басаеву, да и вообще вся его поздняя злобная демагогия, кажется, не простилась ему. А ведь было время, когда стоял он вровень с Высоцким, и популярность его была невероятной.

6. Любопытно, впрочем, что занимавшие радикально антисоветские позиции Евтушенко и Рождественский - в списке главных поэтических любовей страны, и парадоксальным образом злобными антисоветчиками не воспринимаются. Если про перестроечные метания Евтушенко - неистового сторонника сначала Горбачева, затем Ельцина, а после еще и в США эмигрировавшего - известно, то, в сущности, та же самая позиция Рождественского и вовсе забылось. В конечном итоге, чего бы они оба о себе там не думали - и Евтушенко, и Рождественский воспринимаются именно как советские поэты, прекрасные «шестидесятники», улыбчивые и наивные дети «оттепели», в каком-то смысле там и оставшиеся навсегда.

7. Несмотря на всё вышесказанное, я всё равно не могу логически объяснить себе действительно высокую нынешнюю популярность Рождественского, который, как мне всегда казалось, не дотягивал в известности до Андрея Вознесенского, который был - настоящей звездой, автором «Юноны и Авось» - таким прорывам Рождественскому противопоставить было, кажется, нечего. К тому же на мой вкус Рождественский дидактичен и несколько однообразен; но вот поди ж ты. Его непрестанно переиздают и читают.

Беллы Ахмадулиной, другой безусловной звезды, в первой десятке тоже, кстати, нет.

В любом случае, я бы, конечно, предпочел «певцам перестройки» Евтушенко и Рождественскому - великого русского Юрия Поликарповича Кузнецова, «мракобеса и сталиниста», как его преподносили в «перестройку»; но кто ж меня спросил.

8. Зато в списке есть Бродский, который, заметьте, с 2013 года «вырос» вдвое. Объяснение тому самое простое - Бродский, за счет великой своей и страшной песни «На отделение Украины» (а также благодаря приобретшему широкое хождение панегирическому русофильскому стихотворению «Мой народ») - перестал восприниматься, как эмигрант, беглец, и прочно занял свое место в числе имперских поэтов.

9. Барто в списке (при всем уважении) - это некоторое недоразумение, связанное с тем, что часть опрошенных никаких стихов с детства не читали.

10. Отдельная благодарность мудрому народу моему, что, уступив и Есенину, и Маяковскому, и Ахматовой, Владимир Семенович Высоцкий не занимает первое место, чем он и сам был бы и возмущен, и раздражен. Вся эта назойливая, разведенная вокруг Высоцкого лепота («Наш Володя - абсолютный гений поэзии, равный Пушкину») меня, мягко говоря, смущает.

В табели о рангах сам Высоцкий поставил бы себя ниже не только гениального Блока и гениальной Цветаевой, но и ниже обожаемых им фронтовых поэтов - Семена Гудзенко в первую очередь; хотя не только его. Высоцкий свое (отработанное в полной мере) место в поэзии знал.

11. Отдельная благодарность дорогим русским людям, что в числе наилюбимейших их поэтов впереди Блока и Ахматовой, Есенина и Маяковского - не идут Асадов и Дементьев. Асадов был настоящий герой, удивительной судьбы человек, но поэзия его - это как бы не совсем поэзия, а эдакая дидактика в рифме из «букварей для взрослых». Дементьев, как поэт, несколько выше, да и человек он был прекрасный (я его немного знал), но на божественном поэтическом смотре, где воссияли гении русского языка, эти два добрых имени, конечно же, не слишком различимы, а вклад их в поэзию в сравнении с первыми именами - просто несопоставим.

12. Ахматову я в последние годы стал больше любить, чем Цветаеву, хотя раньше было наоборот. И вижу, что не только со мной произошла подобная аберрация. Почему, интересно?

13. Вообще, как можно заметить, наши читатели даже временно отбывавших за границу не очень-то почитают. Почвенники у нас люди-то. Большинство у нас, как мы видим, живут по народной мудрости: «Где родился, там и пригодился».

К слову, несмотря на то, что Есенин, как традиционно считается, «деревенский поэт» - он нисколько не устаревает в связи с этим. Есенинская поэзия, наверное, воспринимается многими как мосток в ту заповедную и, быть может, уже неразличимую Русь крестьянскую, христианскую, мужицкую.

14. Жаль, конечно, что нет в десятке Гумилева, я бы его с удовольствием обменял на некоторых «оттепельных» граждан.

И лично мне очень, очень жаль, что гениальный Павел Васильев, имевший все шансы стать следующей после Есенина национальной любовью, так и остался где-то с краю.

И, резюмируя. Слава земная, громкая, шумная может иметь значение (случай того же Евтушенко, которого не затрёшь теперь), а может и миновать. Каких только «поэтических звезд» не перевидали мы! А годы проходят - и в сердце остается самое важное:

 

«Не жалею, не зову, не плачу…»

 

«Я научилась просто, мудро жить…»

 

«Да, скифы мы, да, азиаты мы…»

 

Аминь.

 

Моя же дюжина+ такова:

1. Александр Блок

2. Сергей Есенин

3. Павел Васильев

4. Владимир Маяковский

5. Осип Мандельштам

6. Юрий Кузнецов

7. Иосиф Бродский

8. Николай Гумилёв

9. Владислав Ходасевич

10. Анна Ахматова

11. Марина Цветаева

12. Павел Шубин

13. Владимир Луговской

На дополнительном, «приставном» месте, как творивший на сломе XX и XXI века: Борис Рыжий.

А ваш список какой, родня-читатели? Можно одного назвать, можно трех, можно 25! Мне очень интересно!

Ранее журналист Сергей Мардан прокомментировал поступок вандала сломавшего скульптуру принцессы Турандот у театра Вахтангова на Арбате.

Читайте актуальные комментарии на главные события дня в нашем Дзен и Telegram.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх